Бжезинский: хаос в мировом масштабе продлится до 2025 года

18 ноября 2014 - malchikvova
 

Влиятельный американский политолог Бжезинский ещё 2-3 года предсказал неизбежный конфликт между Украиной и Россией. Но гораздо интереснее его прогноз о будущей карте мира. Бжезинский полагает, что США восстановят роль мирового жандарма не ранее 2025 года, и до этого мир ожидает «переформатирование» – война всех против всех.

Блог Толкователя в очередной раз приводит мысли западных учёных и политиков о «новом мире». Большинство из них сходятся во мнении, что нынешняя «ялтинская система», основанная после окончания Второй мировой, доживает последние годы, и на смену ей идёт окончательная западная гегемония. России, Индии, Китаю, Турции и тем более другим странам в этом «новом мире» отведена в лучшем случае роль младших партнёров Запада, в худшем – жертв передела зон влияния США и ЕС.

Один из самых откровенных западных политологов – Збигнев Бжезинский.  В 1977-1981 годах он занимал должность советника по национальной безопасности в администрации Картера. Бжезинский был одним из авторов секретной программы ЦРУ по вовлечению СССР в дорогостоящую войну в Афганистане. В период президентства Клинтона Бжезинский являлся автором концепции расширения НАТО на Восток. Сейчас он член парамасонской Трёхсторонней комиссии.

Ещё в конце 1990-х Бжезинский говорил, что США должны везде играть доминирующую роль. Но при этом им следует согласовывать свою политику с другими державами, прежде всего с такими крупными государствами, как Германия, Франция, Япония, Китай. Франция, по мнению американского политолога, будет стремиться к усилению своего влияния в Европе, но при этом она не будет выступать против США, поскольку, как показал опыт холодной войны, «в решающие моменты она стояла плечом к плечу с Америкой».

Германия тоже будет усиливать своё влияние в Европе, причем по разным направлениям. В этой связи особое значение, по мысли Бжезинского, приобретает тесное сотрудничество Германии и Польши. Именно «через Польшу влияние Германии может распространиться на север – на республики Балтии – и на восток – на Украину и Белоруссию. Более того, рамки германопольского сотрудничества в некоторой степени расширились благодаря тому, что Польша несколько раз принимала участие в важных франко-германских дискуссиях по вопросу будущего Европы. Так называемый «веймарский треугольник» (названный так в честь немецкого города, где были впервые проведены трёхсторонние франко-германо-польские консультации на высоком уровне, ставшие впоследствии регулярными) создал на Европейском континенте потенциально имеющую большое значение геополитическую ось, охватывающую около 180 млн. человек, принадлежащих к трем нациям с ярко выраженным чувством национальной самобытности».

Относительно нашего государства Бжезинский писал, что России надо осознать своё нынешнее положение, отказаться от имперских амбиций и главное внимание уделять Европе. «Для России геостратегический выбор, в результате которого она смогла бы играть реальную роль на международной арене и получить максимальную возможность трансформироваться и модернизировать свое общество, – это Европа. И это не просто какая-нибудь Европа, а трансатлантическая Европа с расширяющимися ЕС и НАТО». Россия, говорил в конце 1990-х Бжезинский, должна принять новые реальности, которые возникли после распада Советского Союза. Что касается Китая, то он, по мнению американского политолога, останется региональной державой, но не станет мировой. Зато Японии Бжезинский предсказывал прекрасное будущее: она станет мировой державой.

В новой книге «Стратегический взгляд. Америка и глобальный кризис», вышедшей на русском языке в 2012 году, Бжезинский продолжает свои прогностические размышления. За 15 лет, прошедшие с момента выхода его последней книги «Великая шахматная доска», концепция будущего мира немного поменялась.

Как он сам пишет, «попытаемся ответить на четыре основных вопроса:

1.Каковы возможные последствия смещения баланса мировых сил с Запада на Восток и как отражается на нём новый фактор пробуждения политической сознательности?

2.Почему слабеет мировое влияние Америки; каковы симптомы её внутриэкономического и внешнеполитического упадка; как Америка упустила уникальную возможность, полученную после мирного окончания «холодной войны»? И напротив, каковы регенерационные ресурсы Америки и какая необходима геополитическая переориентация, чтобы вернуть мировое влияние в прежнем объеме?

3.Каковы возможные геополитические последствия в том случае, если международное главенство Америки действительно ослабнет, кто пострадает от такого развития геополитических событий прежде всего и как оно отразится на мировых проблемах XXI веке? Отберёт ли Китай у Америки ведущую роль на мировой арене в 2025 году?

4.Какие долгосрочные цели должна наметить себе возрождающаяся Америка на период после 2025 года? Как ей с её традиционными европейскими союзниками привлечь к сотрудничеству Турцию и Россию, чтобы расширить и оздоровить нынешний Запад? Как одновременно с этим выстроить на Востоке тесное сотрудничество с Китаем, не сосредоточивая свое конструктивное присутствие в Азии исключительно на нем и избегая опасного вмешательства в азиатские конфликты?»

Бжезинский и сейчас убеждён в том, что США в обозримом будущем не утратят своей доминирующей роли в мире. По его убеждению, миру нужна экономически процветающая Америка, богатая и социально привлекательная страна – как идеальная модель социума.

В нынешнем времени он видит «глобальное политическое пробуждение». «Это пробуждение, начавшееся сперва в Центральной и Восточной Европе, затем в арабских странах, вызвано ростом взаимодействия и взаимозависимости в мире, связанном средствами мгновенной визуальной коммуникации, а также демографическим преобладанием молодёжи в менее развитых обществах, состоящих из легкомобилизуемых и политически активных студентов вузов и социально ущемленных безработных». Они враждебно относятся к богатым и к коррумпированной власти, и поэтому их легко можно привлекать к любым политическим актам.

Очень большое влияние на глобальное политическое пробуждение оказывают современные СМИ и прежде всего телевидение. Социальные сети формируют общие политические взгляды на те или иные события современности.

Из этого Бжезинский делает интересный вывод: если Америка хочет и дальше играть конструктивную глобальную роль, привлекательность её системы необходимо поддерживать, демонстрируя актуальность её основополагающих принципов, динамизм её экономической модели, добрую волю народа и правительства. Только так Америка сможет вернуть свой исторический импульс, особенно учитывая растущие симпатии к Китаю у «третьего мира».

Рассматривая «американскую мечту», привлекающую миллионы иммигрантов со всех концов света, Бжезинский пишет, что эта «мечта» базируется на идеализме и материализме. Идеализм предполагает уважительное отношение ко всем независимо от их этнической и расовой принадлежности, а материализм связан с личным обогащением человека. Америка всем даёт уверенность в том, что можно стать богатым человеком.

Но за последнее время, продолжает американский политолог, многие приверженцы «американской мечты» в связи с возникшими большими проблемами, связанными с наличием огромного государственного долга, ростом социального неравенства, приданием культуре потребительского характера и т. д., начали сомневаться в осуществлении этой «мечты». В этой связи он замечает, что сохранение веры в «американскую мечту» во многом будет зависеть от самих американцев и от американского государства. Он называет шесть поводов для беспокойства:

1)рост государственного долга; 2)устаревшая финансовая система; 3)усиление социального неравенства; 4)упадок национальной инфраструктуры; 5)плохое знание американцами внешнего мира; 6)сильная зависимость политической системы от денежных мешков. Наличие этих недостатков сильно влияет на имидж США.

Но Америка, по глубокому убеждению Бжезинского, имеет не только слабые стороны, но и сильные: 1)экономическая мощь; 2)преимущество в инновационной технологии; 3)устойчивая демографическая база; 4)способность к быстрой мобилизации; 5)географическая база, обеспечивающая безопасность границ; 6)набор ценностей (права человека, свобода личности, демократия, экономические возможности и др.).

По убеждению Бжезинского, если США даже к 2025 году утратит свою доминирующую роль, то всё равно к этому времени ни одна держава не станет лидером мира. И что же будет? А будет «постамериканская неразбериха». «Будет продолжительный этап довольно хаотичных перестановок глобальных и региональных сил, в которых проигравших будет гораздо больше, чем очевидных победителей, и происходить это будет на фоне международной нестабильности и даже потенциально смертельной угрозы глобальному благополучию».

Если США потеряют свое лидирующее положение, то начнутся региональные конфликты, поскольку в мировом масштабе ни одна держава не в состоянии будет «успокоить» всех и выступить в роли «старшего брата», восстанавливающего порядок во всём мире. Уже сейчас, продолжает политолог, многие международные организации (Всемирный банк, МВФ) испытывают давление со стороны других стран, особенно Китая и Индии. «Даже если постепенное скатывание будет носить неопределённый и противоречивый характер, не исключено, что руководители догоняющих стран, среди которых Япония, Индия, Россия и некоторые члены ЕС, уже оценивают, как потенциальный крах Америки отразится на их собственных национальных интересах. И действительно, вполне возможно, что перспективы постамериканской неразберихи уже негласно влияют на разрабатываемую в канцеляриях ведущих мировых держав программу действий – а может, и на текущую политику. Япония, опасаясь активных притязаний Китая на господство в материковой Азии, может подумывать об установлении более тесных связей с Европой. Индийские и японские руководители могут рассматривать варианты политического или даже военного сотрудничества между своими странами на случай падения Америки и возвышения Китая.

Россия, пока в основном тешащая себя мечтами (или даже злорадствуя) по поводу неопределённых перспектив США, может присматриваться к независимым бывшим республикам Советского Союза как к начальным плацдармам для укрепления своего геополитического влияния. Европа, ещё не достигшая однородности, будет разрываться в нескольких направлениях: Германия и Италия в силу коммерческих интересов будут тянуться к России. Франция и Центральная Европа – к политически более сплочённому Евросоюзу, а Великобритания попытается нащупать равновесие внутри ЕС, сохраняя особые отношения со слабеющими США. Найдутся и те, кто попробует поскорее урвать себе кусок регионального пирога, – Турция на территории прежней Османской империи, Бразилия в Южном полушарии».

Но ни одна страна, включая Китай, продолжает Бжезинский, не может взять на себя ведущую роль Америки в обозримом будущем. «Китай пока ещё не готов – и ещё несколько десятилетий не будет готов – в полной мере взять на себя мировую роль Америки».

Бжезинский выделяет, как он выражается, наиболее геополитически уязвимые государства, которым якобы угрожает смертельная опасность в случае падения Америки. На первом месте оказывается Грузия. «В случае ослабления Америки, Грузия окажется полностью уязвимой как для политического давления, так и для вооруженной агрессии со стороны России».

От Грузии Бжезинский переходит к Тайваню, которому угрожает Китай, Южной Корее, которой тоже угрожает Китай, поэтому крах США может поставить её в очень трудное положение. Не обошел он вниманием Белоруссию, Украину, Афганистан, Пакистан, Ближний Восток, которые будут раздираемы внутренними противоречиями, вплоть до военных действий. К примеру, вот что ожидает Белоруссию в случае падения США. Ослабление Америки «даст России возможность практически безнаказанно поглотить Беларусь – с минимальным применением силы, разве что своей репутацией ответственного регионального лидера». То же ожидает Украину в случае падения США. Россия, конечно, присоединит её к себе. «Присоединив её, Россия одновременно и обогатится, и сделает гигантский шаг к восстановлению своих имперских границ».

Бжезинский не ограничивается анализом отдельных государств. В центре его внимания оказывается, по его выражению, всеобщее достояние, то есть те области планеты, которые принадлежат всему миру. Их автор делит на основные группы – стратегические и экологические. «Стратегическое достояние включает морское и воздушное пространство, космос и киберпространство, а также ядерную сферу, поскольку она связана с контролем над распространением ядерного оружия. В экологическую подгруппу входят геополитические последствия управления водными ресурсами, Арктика, глобальные климатические изменения». И здесь тоже, по убеждению Бжезинского, без ведущей роли США не обойтись.

Вместе с тем он считает, что без привлечения Китая, России, Индии невозможно решить проблемы всеобщего достояния. Поэтому предлагает разработать некий глобальный консенсус, чтобы все несли одинаковую ответственность, ведь каждому государству в условиях глобализации выгодно мирное решение всех вопросов. Вместе с тем, считает американский политолог, нельзя ослаблять лидирующее положение США и в этой области, так как это может привести к глобальной катастрофе.

Бжезинский считает, что после 2025 года появится новое геополитическое равновесие. Прежде всего он анализирует евразийские геополитические пространства, ситуацию в Иране, Индии, Китае и т. д. По его утверждению, глубокие трансформации восточных обществ, особенно Китая и Индии, угрожают глобальной стабильности мира. Но эту угрозу может остановить Америка, если она по-прежнему будет играть доминирующую роль в мире. Иначе говоря, США выступали и будут выступать в роли главного миротворца.

 

Битва за Евразию: Польша, Турция и Япония против России и Китая

 

Война на востоке Украины – лишь мелкий эпизод переформатирования пространства Евразии. Американский политолог Фридман в своей книге «Следующие 100 лет» предсказывает постепенное угасание России (как и Китая, который распадётся), а на роль главных жандармов Евразии придут (под присмотром США) Польша, Турция и Япония.

Американского политолога Джорджа Фридмана очень любят в конспирологических кругах России за его откровенность. Консервативный республиканец и выходец из еврейской семьи, переживший Холокост в Венгрии, Фридман всегда относился с недоверием к Европе в целом и в частности к России. Он считает европейский континент вместилищем пороков, неспособным после двух опустошающих мировых войн противостоять серьёзным вызовам.

Россия в его представлении – это предпоследний остаток Европы, взваливший на себя ношу, которую отказывается нести остальной континент – в частности, борьбу с агрессивным исламом и культивацию мифа о «последних белых парнях с яйцами». Именно благодаря последнему качеству США и выбрали Россию на роль «жандарма Евразии». Роль, впрочем, временную – до тех пор, пока не будет повержен главный враг США – Китай.

О том, как будет жить Евразия в XXI веке, Фридман, выступивший в качестве футуролога, написал в своей книге «Следующие сто лет». Книга эта вышла в 2009 году, а писалась – в 2007-08 годах, т.е. за 4-6 лет до событий, которые сегодня нам кажутся главными – до войны на юго-востоке Украины, войны в Сирии и фактического распада Ирака.

(Эсхатологическая карта одной баптистской церкви из США – Земля после Третьей мировой войны)

Пока прогноз Фридмана точен.

Американский политолог верно определил, что «в десятые годы Россия будет стремиться вернуть свою былую мощь, восстанавливая контроль над старыми территориями с помощью экономического роста и откровенного запугивания». События в Грузии в 2008-м и на Украине в 2014-м доказывают это. Однако Фридман считает, что этот рост влияния России на постсоветском пространстве будет краткосрочным, и предсказывает, что в 2020-х годах страна «надорвётся» из-за слабеющей экономики.

2010-20-е годы станут временем ослабления влияния США в Евразии (в первую очередь из-за экономических проблем, во вторую – из-за модернизации, переосмысливания её глобальной миссии). И этим временем воспользуются три страны, чтобы усилить свою роль на материке. Это – Польша, Турция и Япония.

Польша придёт на смену дряхлеющей России в Восточной Европе. Нынешние события на Украине – лишнее доказательство этому. Новому «жандарму» этой части Евразии по силам сколотить новообразование, почти повторяющее контуры Речи Посполитой, уже властвовавшей в этом регионе в XV-XVII веках. Это будет неформальный или даже формальный союз самой Польши, Украины, Литвы и – в скором будущем – Белоруссии, Молдавии и Румынии. Возможно, к ним присоединятся Болгария и Грузия. Этот новый (очередной – как это уже бывало в истории) «санитарный кордон» оградит Европу от становящейся всё более непредсказуемой России.

С другой стороны, это новообразование гирей повиснет на Европе, внося разлад в её экономику и политические отношения между основными членами ЕС (в первую очередь ЕС и Франции против Восточной Европы и Англии со Скандинавией).

(Так мог бы выглядеть мир после победы союзников – США, Англии и СССР – над Германией и Японией)

Фридман говорит, что США на каком-то этапе существования «Речи Посполитой» утратит за ней контроль, и его придётся восстанавливать со всякими сложностями.

США, расстроив дела в Европе, смогут перенести мощь своих сил на окончательное решение исламистского вопроса.  Фридман предсказывает, что в следующие двадцать лет (т.е. до 2030 года) глобальная война с джихадистским террором, постепенно сойдет на нет, и в конце концов станет мелким конфликтом, имеющим мало последствий. «Троянским конём» в исламском мире станет Турция, которая сможет переориентировать на себя значительную часть исламистов (одновременно отвязав их от Персидских монархий, в первую очередь от Саудовской Аравии) и постепенно секуляризировать их.

«Что касается Турции, то эта страна, зажатая между Европой и Ближним Востоком будет становиться всё важнее и важнее со стратегической точки зрения, и станет более важным союзником США, в то время как Россия вначале будет расширяться, а затем развалится», – пишет Фридман. В этом случае Турция взвалит на себя не только останки ближневосточного мира, но и тюркского – на Кавказе и в Поволжье – и в Средней Азии. «По сути мы увидим возрождение Османской империи», – прогнозирует американский политолог.

(В Стэнфордском университете проанализировали глобальную базу данных электронных писем (10 млн. писем в течение года). И картина соединений корреспондентов между этим людьми чётко отражает связи между цивилизациями, которые выделил американский геополитик Хантингтон)

Под тяжестью неразрешимых экономических и политических проблем, с ростом урбанизации и политизации «новых горожан» к 2030-м годам рухнет и Китай, развалившись на части. Свою лепту в процесс вестернизации страны внесёт и растущая христианизация населения. Чем-то это будет похоже на распад СССР, только в основе противоречий будет лежать не национальный вопрос, как в Советском Союзе, а вопрос «формаций» – капиталистическое побережье Китая и архаические внутренние территории.

Вот тогда контроль за распадающимися пространствами Китая и России в Восточной Евразии перейдёт к Японии.

Таким образом, к 2030-40-м годам мы увидим на переформатированном пространстве Евразии три новых империи – Польскую, Османскую и Японскую.

Фридман предсказывает, что эти перемены в расстановке сил приведут к неизбежному конфликту между Соединенными Штатами и этими тремя растущими державами, которые объединятся в широкую коалицию.

Дальше Фридман уже выступает в роли писателя-фантаста.

«Начнётся война. И в этом конфликте с одной стороны будут Турция и Польша (Турция будет воевать за контроль над Европой), с другой стороны Япония, стремящаяся удержать контроль над Азией, а США будут воевать на двух фронтах. Эта война будет проводиться с использованием военно-воздушных сил, роботов», – пишет он.

Фридман считает, что эта война продлится около двух лет, до 2052 года, когда силы коалиции (Турция и Япония) будут доведены до состояния, когда начнут угрожать ядерным ударом. К этому моменту, США будут стремиться заставить своих врагов потребовать мира, а не уничтожать их с помощью ядерного оружия. На мирной конференции будут созданы новые страны. Соединенные Штаты получат больший контроль над космосом, а их экономика вырастет в результате войны.

Но к тому времени США получат нового опасного противника – Мексику и её «пятую колонну» внутри Америки (к 2050-м латиноамериканцы станут этническим большинством в США). На юге и западе страны США получат вялотекущий военно-полицейский конфликт, тянущийся десятилетиями.

К прогнозам Джорджа Фридмана можно (и нужно) относиться со скепсисом. Но можно согласиться с ним в одном – Евразия сегодня стоит на пороге больших перемен.

+++

Ещё в Блоге Толкователя о возможном переформатировании мира:

Как могут перекроить границы Ближнего Востока

Арабский мир стоит на пороге серьёзной трансформации. В наспех состряпанных английскими и французскими колонизаторами странах бушуют «социальные протесты» – и одними из их последствий может стать распад государств. Эксперты из США уже проанализировали, как может выглядеть «новый мир» на Ближнем Востоке. К примеру, Саудовская Аравия будет расчленена минимум на 3 государства.

***

Как британская разведка и New York Times делят мир на цивилизации

***

Марксизм о XXI веке, устойчивое развитие и обеднение России

Маркс по-прежнему актуален: в середине XIX века он с удивительной прозорливостью описал постиндустриальное общество, где третьим агентом в противостоянии труда и капитала становится природа, преобразующая их. В XXI веке развитие общества наиболее полно описывается «природным капиталом», и по этому показателю Россия – аутсайдер.

 

Как выглядит российская Евразия у Александра Дугина

В 1997 году евразиец Дугин описал, как должна была бы выглядеть новая Россия, чтобы вернуть утраченное лидерство в мире. В дугинском проекте у Европейской Империи – центр в Германии. Россия – ядерный гарант Европы и исправный поставщик сырья. Калининград отдан немцам, Курилы – японцам. Взамен у России – левобережная Украина. Сегодня эти идеи Дугина – мейнстрим неоимперской политики РФ.

 


Мои статьи

Рейтинг: 0 Голосов: 0 836 просмотров
Комментарии (1)
мимо проходил # 28 сентября 2016 в 12:07 0
Посмеялся надо больным Бжезинским, который возвёл русофобию в параноидальную шизофрению. Его нормально воспринимать могут только укушенные кастрюлеголовыми онижедетьми. Политический сюрреалист, визирь империи лжи. Пожелаю ему мира в душе. Piss on you. Кажется так, на одном из его языков.